Яхья Бучаев: «Проблемы 122 аварийных и 24 школ с трехсменкой мы должны устранить до 2024 года»

08 июня 2021 18:50 Опубликовано в:  Общество  - Образование Источник:  https://www.riadagestan.ru/

МАХАЧКАЛА, 4 июня – РИА «Дагестан». Врио Министра образования и науки РД Яхья Бучаев рассказал корреспонденту информагентства о проблемах и достижениях в сфере образования региона.

– Яхья Гамидович, Вы в должности Министра Образования и Науки Дагестана практически уже два месяца. Над чем сейчас Вам приходится работать? Какие были ожидания и с чем пришлось столкнуться?

– Каких-то особых ожиданий не было, знал о наличии определенных проблем. Сам ведь тоже работал сфере образования почти 30 лет. Хоть и работал в системе высшей школы, но внутри структуры нашего вуза было и среднее профессиональное образование. Проблемы общего и среднего образования знал по уровню поступающих к нам выпускников 9-х и 11-х классов школ. С 2017 года мы в вузе сопровождали прохождение школьного, муниципального и регионального этапов Всероссийской олимпиады школьников. А это самый верхний уровень системы общего и среднего образования. Так что, определенный опыт взаимодействия с этими уровнями образования был.

Но, как оказалось, проблемы намного глубже, серьезней. Выявилось много субъективных факторов, которые, на самом деле, влияют на качество образования большого количества учащихся и на всю систему в целом. Конечно много дополнительной нагрузки появилось, которая не имеет вроде бы прямого отношения к процессу образования, но находится рядом.

У нашего Министерства очень большой функционал и перечень оказываемых услуг, большое количество сфер, которые мы курируем, которые так или иначе связаны с молодыми людьми, с подрастающим поколением. Практически в любой сфере жизни, которая соприкасается с молодым поколением, Минобр РД ведет определенную деятельность и у нас есть сотрудники, которые занимаются этими вопросами.

Есть очень большой фронт работ, связанный с реализацией национальных проектов «Образование» и «Демография» и созданием лучших условий обучения для наших ребят – школьников, созданием дополнительных мест в дошкольных и общеобразовательных организациях, ликвидацией трехсменного режима обучения, строительством школ взамен аварийных и ветхих. Словом, дел очень много. На расстоянии эта работа не всегда видна обществу.

Коллектив министерства хороший. Большинство сотрудников, специалистов работают с полной самоотдачей. Поэтому не пришлось с нуля что-то поднимать. Где-то работу доорганизовали, другие рамки, параметры выставили. Работа министерства, в принципе, идет хорошо, но для слаженности и систематизации требует определенной доработки.

– Есть какие-то направления, которыми наш дагестанский Минобр мог бы гордиться, а по каким направлениям стало понятно, что надо подтягивать?

– Подтягивать надо качество обучения и воспитательную работу с молодежью, которая вообще провальная! Оба процесса в школах и организациях среднего профессионального образования плохо организованы, не систематизированы. Формально и уроки проводят по расписанию, и о проведенных мероприятиях воспитательного характера отчитываются, может быть и реально проведенных, но на выходе нет результата – нет роста образовательных результатов, академических успехов, нет существенного, видимого прогресса в деле формирования гармонично развитых и социально ответственных молодых людей на основе духовно-нравственных ценностей, исторических и национально-культурных традиций нашей страны. Поэтому мы считаем, что эта работа организована плохо, а это – самый важный и самый провальный наш сегмент.

Чем мы можем гордиться? Несмотря на, скажем так, существующие проблемы, у нас есть образовательные организации, которые показывают очень хорошие, на уровне нашей страны, выдающиеся результаты. У нас есть школьники в этих организациях, которые входят в топ лучших учеников нашей страны, есть призеры Всероссийской олимпиады школьников, победители конкурса «Шаг в Будущее», есть ребята, которые завоевывают призовые места в олимпиадах 1-го и 2-го уровней, входящих в перечень Минпросвещения РФ. И это предмет нашей гордости! У нас есть педагоги, которые их готовят, педагоги выдающиеся. И это тоже предмет нашей гордости! Наша задача, чтобы их было как можно больше и распространить лучшие практики работы на всю систему.

– Вы упомянули «очень большой фронт работ», связанный с реализацией федеральных программ на территории Республики Дагестан. Есть какие-то проблемы в их реализации?

– Конечно! Самая большая проблема – это 122 аварийные школы, в которые вообще нельзя пускать детей. Там трещины на стенах, потолки могут обвалиться и рухнуть на головы ребят...

Это 24 школы с трехсменным режимом обучения, которые мы должны по решению Президента нашей страны ликвидировать до конца 2024 года. Кроме них, есть еще 6 школ, находящихся в зоне риска трехсменного режима обучения. Это недостающие приблизительно 200 дошкольных образовательных организаций, которых нет у нас в республике, и которые надо создать – построить, запустить для обеспечения 100-процентной доступности, чтобы у родителей было хотя бы место, куда записать ребенка в очередь. На весь комплекс мер необходимо около 50 млрд рублей финансирования, и источники его пока не определены. Со стороны федерального центра оказывается огромная помощь регионам, но в последние годы заявляться на конкурсы могут только проекты с готовой проектно-сметной документацией, которой нет практически ни у одного муниципалитета республики.

– А что за история с предупреждением Минпросвещения РФ о возможном несогласовании Вашего назначения?

– Министерство просвещения Российской Федерации с января 2021 года ввело новый порядок согласования кандидатур руководителей министерств, курирующих сферу образования в субъектах Федерации. Каждый вновь назначенный министр теперь должен будет пройти новый порядок согласования после окончания периода сдачи ГИА – государственной аттестации выпускников (ОГЭ, ГВЭ и ЕГЭ). В конце апреля, 22-го числа, состоялся очный семинар-совещание с участием всех региональных министров, который проводили Министр просвещения Российской Федерации Сергей Кравцов и руководитель Рособрнадзора Анзор Музаев. Нам было объявлено, что, начиная с Республики Дагестан, видимо потому, что мое назначение 26 марта оказалось ближайшим по времени, будет вводиться новая процедура назначения и согласования руководителей региональных министерств. Отныне, с учетом результатов проведения ГИА, согласовать будут не только меня как руководителя, но и мою новую команду в лице нового руководителя Института развития образования, нового руководителя Управления надзора и контроля в сфере образования, который осуществляет полномочия, переданные Федеральной службой по надзору в сфере образования науки РФ, и руководителя Республиканского центра обработки информации, который обеспечивает качество прохождения ГИА. Нам сказали, что когда пройдет период ГИА, на согласование должна приехать команда из четырех человек, которая в дальнейшем и будет отвечать за качество системы образования, а не один министр. И это, я считаю, правильное решение!

Кроме того, есть и другие, не менее важные причины ужесточения требований к назначению новых руководителей. Им предстоит решать сложнейшие задачи. Я уже говорил о Национальных проектах. Из них наибольшие трудности почти во всех регионах с реализацией нацпроекта «Образование». Если по другим Национальным проектам на конец мая реализация по стране составляла 28%, то по Нацпроекту «Образование» доля реализации составляла всего 11%. Это самый тяжелый и емкий, в плане реализации проект. Не потому, что Минпросвещения России работает плохо – просто в нем обозначены очень амбициозные цели и он загружен большим количеством задач, которые необходимо выполнить в крайне сжатые сроки. В его рамках у нас строится и приводится в соответствие огромное количество образовательных организаций, проводится цифровизация школ, школы оснащаются современным высокотехнологичным оборудованием. Государство выделяет на это огромные средства, и, конечно, регионы должны все это эффективно освоить, достичь поставленных Нацпроектом целей и добиться роста образовательных результатов и повышение качества обучения.

– Понятно, что реализация НП «Образование» – масштабный и очень сложный процесс. Тем не менее, упомянутое заявление министра Кравцова многие расценили как непривычно жесткое.

– Как я уже отмечал выше, в стране, по сравнению с другими Нацпроектами, контрактация по нацпроекту «Образование» на тот момент была самая низкая – 11%. Минпросвещением России была установлена красная линия отсечки для всех регионов: контрактация должна была завершиться по всем региональным проектам до 1 мая. У нас на апрель месяц, к началу моей работы руководителем министерства, были готовы документы лишь на один контракт из 86, который был отменен в конце апреля после анализа качества подготовленных материалов. Естественно, Дагестан в числе других регионов попал за самый край этой красной линии. Соответственно, Минпросвещения РФ перенес последний срок контрактации до 15 мая, и министр просвещения России объявил, что в случае незавершения контрактации к установленному сроку, он отзовет согласование даже уже действующих региональных министров. В Дагестане, помимо длинных майских праздников и перенесенных выходных дней, наступили еще и выходные дни, связанные с праздником Ураза-Байрам. 11 мая в республику прибыла заместитель министра просвещения Т. В. Васильева, провела в Правительстве РД совещание по реализации Нацпроекта «Образование», выслушала текущее положение дел, дала очень полезные советы и консультации, порекомендовала обратиться с письмом от главы региона на имя министра просвещения с предложением о переносе сроков контрактации для Республики Дагестан до середины июня. Однако из-за выходных дней не успели ни работу свою сделать, ни письмо с просьбой о переносе сроков своевременно согласовать в аппарате правительства. Письмо о переносе сроков было согласовано и подписано 17 мая и в этот же день министр просвещения сделал такое заявление... Справедливости ради, надо отметить, что среди причин были недоработки не только дагестанской стороны с января по апрель, но и проблемы с долгим согласованием документации на федеральном уровне. Например, крайний срок контрактации был установлен 1-го Мая, а согласованные Минпросвещения России так называемые инфраструктурные листы, на основании которых потом делаются технические задания для подготовки конкурсной документации, поступили в нашу республику только 7 апреля.

Мы с себя ответственности за результаты работы не снимаем. Конечно, не очень было приятно читать в соцсетях, что там понапридумали всякие «доброжелатели»… Но, раз уж ввязались в это дело, надо быть готовым, что такая реакция может быть, особенно, когда широкая публика не посвящена во все детали ситуации. Команда министерства выправляет ситуацию, и на сегодняшний день уже подготовили все проекты, в том числе и по строительству 10 школ для ликвидации трехсменного режима обучения, идем по обозначенному в письме главы Республики Дагестан графику. Всего в этом году необходимо заключить 86 контрактов. Будем стараться, чтобы выполнить задачу открытия всех сущностей в срок и выполнения целей Нацпроекта. А согласовывать нас или нет – это будет решение Минпросвещения России и главы Республики Дагестан, мы с ним полностью согласны, и по этому поводу каких-либо беспокойств и переживаний у меня лично нет.

– Правильно ли я понял, что в принципе этот информационный повод, как эпизод – он исчерпан?

– Думаю, да. На совещании в режиме ВКС с региональными министрами в конце мая Сергей Сергеевич Кравцов заслушал меня по текущей ситуации с контрактацией, поручил к 1 сентября завершить все работы по поставке оборудования в школы. Думаю, точку в этом инфоповоде он сам и поставил.

– Вы недавно ездили в Москву. И Сергей Алимович тоже съездил в столицу… Случайно не по этому поводу? Ведь сообщалось, что он посетил федеральный Минпросвещения

– Это слухи, простое совпадение. Меня многие люди об этом спрашивали, беспокоились. Сергей Алимович, действительно, был в Москве и встречался с министром просвещения РФ. Их встреча планировалось с начала апреля. Сергей Сергеевич Кравцов должен был прибыть в Дагестан 15 апреля, когда в республику прибыл десант федеральных министров вместе с премьер-министром М.В. Мишустиным. Но из-за того, что Кравцов должен был подготовиться к предстоящему заседанию Госсовета России, министр не приехал. Встреча Сергея Алимовича с министром просвещения была перенесена на май и, в итоге, состоялась в Москве.

Моя же поездка в столицу в эти даты никак не была связана с какими-то переговорами и обсуждениями. Я ездил в Москву по итогам участия в совещании в режиме ВКС с Министром обороны Российской Федерации Сергеем Кужугетовичем Шойгу, на котором обсуждалась организация в России центров военно-патриотического воспитания молодежи «Авангард».

Это очень хорошая, правильная идея, инициированная лично министром обороны и поддержанная Президентом нашей страны, поскольку направлена на правильное военно-патриотическое и гражданское воспитание наших молодых людей. Министерством обороны разработаны специальные методические рекомендации по организации таких центров на базе загородных лагерей круглогодичного действия. Рекомендовано создавать такие центры на базе загородных лагерей круглогодичного действия.

Тогда, прямо в ходе ВКС, нами было предложено Сергею Алимовичу открыть такой Центр «Авангард» на базе одного из наших детских оздоровительных лагерей, подведомственных Министерству образования и науки Республики Дагестан. Этот лагерь в настоящее время находится в ветхом состоянии – сборно-щитовые дома, пришедшие в полную негодность, но зато с хорошей территорией и в хорошем месте. Сергей Алимович Меликов эту идею поддержал и поручил мне ознакомиться с уже построенным центром «Аванград» в Одинцовском районе Московской области.

Впечатления после поездки остались очень хорошие. Честно скажу, просто гордость меня переполняла, когда я проходил по комфортабельным корпусам и оснащенным учебным площадкам! Я увидел молодых ребят, которые тренировались в учебном центре: в виртуальных очках имитировали прыжок с парашютом, отрабатывали на автомобильных тренажерах реальное вождение автомобиля и боевых машин, упражнялись в стрельбе из автомата на электронном полигоне, состязались в пейнтболе и т. д.

Вернувшись в Дагестан, я доложил об увиденном на заседании одной из комиссий и решение о строительстве в республике регионального Центра «Авангарда», как нового ресурса в деле воспитания молодежи, было внесено в протокол. А совсем недавно глава республики Сергей Алимович Меликов вместе с министрами и другими руководителями посетили предполагаемую территорию будущего дагестанского «Авангарда».

Сергей Алимович рекомендовал при создании Центра учесть возможности для занятий скалолазанием, страйкболом, единоборствами, командными видами спорта, организовать воркаут-площадки, установить тренажеры по огневой подготовке и вождению.

Как обязательное условие было обозначено наличие привязки к военно-патриотическому блоку. В методическом плане Центр будут курировать подразделения погранвойск ФСБ РФ, Каспийской флотилии, Росгвардии, мотострелковой бригады. В итоге, нам, совместно с Минстроем республики, поручили подготовить техническое задание на строительство дагестанского центра «Авангард». Рассчитываем закончить все работы к концу 2023 года.

– Вопрос, который нельзя не задать: где-то справедливо, где-то преувеличено, но обсуждается проблема – образовательный процесс и коррупция. Что у нас с этим сейчас? Чем-то наша коррупция отличается от российской? Есть ли какая-то, может быть, позитивная динамика на снижение или, все-таки, с этим еще надо работать?

– Не могу сказать, что там творится за пределами нашего региона – это вне рамок нашей компетенции, но внутри республики проблем очень много. К сожалению, не все руководители услышали нового главу нашей республики! Огромное количество фактов, где какие-то, язык не поворачивается назвать этих людей педагогами, скажем так – «люди, имеющие отношение к сфере образования», собирали деньги с родителей за итоговую аттестацию на ОГЭ и ЕГЭ. Мы, совместно с федеральными общественными наблюдателями, федеральными экспертами, нашим управлением надзора и контроля, родительским сообществом такие факты выявили. И правоохранительные органы тоже очень жестко по этой теме работали и будут работать. Уже проводятся оперативные мероприятия. Все, кто планирует что-то подобное делать, обещаю: они понесут ответственность!

Еще была проблема, связанная с аттестацией учителей. Когда я пришел на эту должность, начало поступать очень много информации о том, что за присвоение категории и при распределении грантов, лучшим учителям на каком-то уровне с людей брали определенную мзду. Чтобы избавиться от коррупционных проявлений, мы эту систему сейчас изменяем: вводим экзамен – профессиональное тестирование, чтобы у каждого учителя по его предмету сначала был профессиональный срез с дидактическим анализом, потом конкурс портфолио и, наконец, выход на аттестацию со справедливым результатом.

Также меняем процедуру аттестации руководителей образовательных учреждений. Она была непрозрачной. Где-то были факты, что на определенных уровнях проявлялась коррупция: кто-то с кого-то что-то брал… Меняем эту систему тоже. Делаем ее абсолютно прозрачной, объективной. Руководители – одно из важнейших звеньев системы образования. От них очень многое зависит!

Вопрос, который просто напрашивается: понятно, что Вы от них в итоге избавитесь. А кто вместо них? Есть кто?

– Мы будем формировать кадровый резерв руководителей образовательных организаций. Такую цель мы себе уже обозначили и будем ее добиваться!

– На реализацию упомянутых выше федеральных целевых программ направляются значительные суммы. Между тем, притчей во языцех стала довольно скудная зарплата учителей. Кроме того, на них, кроме своих служебных обязанностей возложены самые разные общественные нагрузки. Новые классы, интерактивные доски – это хорошо, но что от этих программ достанется педагогам, что они принесут в семью? Следует ли им надеяться на повышение зарплаты?

– Да, у нас на сегодняшний день базовая ставка педагога составляет, если не ошибаюсь, с мая 2021 года 12788 руб. По поручению главы республики и председателя правительства, вместе с нашим министерством финансов мы разработали и направили на согласование проект Постановления Правительства Республики Дагестан, где базовый оклад педагога без категории с 1 сентября будет уже на уровне 15787 рублей. Это базовая ставка. А те, кто имеют высшую категорию – оклад будет 18331 рублей.

Конечно, это тоже не так уж и много за тот великий труд, которым заняты педагоги. Тем не менее, это уже какое-то подспорье. Вместе со стимулирующими должно быть более справедливое распределение фонда оплаты труда без злоупотреблений со стороны руководства образовательных организаций. Пользуясь случаем, прошу педагогов незамедлительно сообщать в министерство по всем случаям злоупотреблений со стороны руководителей управлений образованием и образовательных организаций, можно даже через соцсети. Всем подтвержденным фактам будет предана публичная огласка и приняты соответствующие меры.

– Было бы справедливо также вспомнить о научных работниках и преподавателях ВУЗов. Помнится, научный сотрудник из Новосибирска пожаловалась Президенту о несоответствии своей зарплаты установленному нормативу в две средние зарплаты по региону. Выполняется ли такой норматив в Дагестане?

– В Дагестане по всем высшим учебным заведениям средняя зарплата составляет не менее 48000 рублей. Это средняя! Есть кто меньше получает, есть кто больше – в зависимости от того труда, который он выполняет. Кстати, это не относится к административно-управленческому персоналу, у которого, как правило, зарплата бывает еще выше. То есть, Дагестан выполняет норматив. В стране почти все его выполняют.

Наша же проблема именно в системе школьного и дополнительного образования. Там надо эти оклады поднимать. На уровне Федерации эта работа идет. Я знаю, что сейчас Министерством просвещения Российской Федерации разрабатывается система оплаты труда педагогов, где меньше будет возможности манипулировать стимулирующей частью оплаты труда. Для руководителей образовательных организаций или их учредителей будет меньше возможностей в этой области делать какие-то нарушения. Фактор «кто кому нравится – не нравится» будет нивелироваться.

– Непростой вопрос: существует некая прослойка школьников, которые закончив 9 классов, по разным причинам оказались не допущены или провалили сдачу Государственной итоговой аттестации. Со справкой из школы вместо аттестата, иногда без права на пересдачу, они оказываются в социальном тупике – вне поля зрения общества, госорганов, воспитательных структур. Ни дальше учиться, ни на работу устроиться – потенциально «легкая добыча» для всяких радикалов. По разным оценкам, таких ребят в Дагестане тысячи. Как им быть – тем, кто со справкой выходит из школы, кто аттестат не получил? Что можете сказать об этом?

– Еще будучи ректором ДГУНХ, в начале этого года я получил задание Минобра РД подготовить к заседанию Совета по науке и образованию доклад о формировании долгосрочного прогноза потребности в трудовых ресурсах для кадрового обеспечения стратегических направлений социально-экономического, инновационного и технологического развития Республики Дагестан. Изучив множество статистических параметров, я пришел к тому же, о чем Вы сказали сейчас.

У нас ежегодно около 8–10 тысяч выпускников девятых классов не заканчивают программы средней школы и не оканчивают колледжи. Они остаются с общим образованием, лишившись доступа к среднему образованию как у себя в школе, так и в колледже, которые они не оканчивают в итоге. Мы говорим о качестве человеческого капитала, от которого напрямую зависят наша экономика, безопасность страны. Это самое главное! Общество, государство, экономика не могут функционировать, когда нет качественного человеческого капитала. Даже если есть в государстве огромные деньги, золотой запас, валюта, но нет людей нужного качества, которые могли бы эффективно работать – в стране ничего не получится. Поэтому главное – качество человеческого капитала. Но откуда ему быть, если вдобавок ко всем проблемам, о которых мы с вами здесь говорили, связанным с дошкольным, начальным, общим образованием, у нас около 10 тысяч молодых людей выходят в никуда! Не получив никакой профессии, выходят на рынок труда лишь с 9-классным образованием. Это идеальный материал для всякого деструктива и девиации. Вы очень правильно делаете акцент на этой большой проблеме. Министерство будет над этими вопросами работать. Для нежелающих долго учиться надо предлагать короткие программы профессионального обучения. Также мы хотим и в школах начинать раннюю профессиональную ориентацию, чтобы еще подростком молодой человек понял, что ему нужно в жизни. В старших классах хотим дополнительно к основной программе предложить возможность профессионального обучения во взаимодействии с республиканскими колледжами. Правильно ориентированный молодой человек никогда не бросит учебу на уровне 9-го класса, не имея четкого видения своей будущей профессии, будет иметь видение своей жизненной траекторию, под нее будет выстраивать свою образовательную траекторию, а не уходить после 9-го класса в никуда!

– Яхья Гамидович, благодарю Вас за интервью. Было бы интересно встретиться с Вами через некоторое время еще раз – узнать, что удалось достичь, а над чем еще предстоит работать

– Давайте после начала следующего учебного года. Готов к любому формату общения с прессой!

  • Автор:  Хабиб Магомедов
  • Всего просмотров: 4768

Выборы 2021

ДРУГИЕ НОВОСТИ

РИА «Дагестан»

все

Олимпиада

Подписаться на канал
наверх полная версия сайта
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru