Акай Муртазаев: «Создание вакцины против COVID-19 показало, что у России есть большой научный потенциал»

08 февраля 2021 18:35 Опубликовано в:  Общество  - Наука Источник:  https://www.riadagestan.ru/

В современной России, когда наука не показывает громких результатов и не приносит дохода, многие дилетанты задаются вопросом, мол, зачем вообще ее финансировать? Ученым людям, которые всю свою жизнь посвятили тому, чтобы приносить пользу человечеству, очень обидно слышать подобное. Приходится постоянно доказывать обществу, что результатами нынешних исследований будут пользоваться наши дети или внуки. Что если не вкладывать в науку, то нам нечего будет оставить после себя. Об этом и не только мы поговорили с председателем ДФИЦ РАН, членом-корреспондентом РАН Акаем Муртазаевым. 

- Акай Курбанович, поздравляем Вас с Днем науки! Расскажите, что собой представляет наука на сегодняшний день в России и непосредственно в Дагестане? 

- Наука в России традиционно была структурирована в академические институты и в вузовскую науку. Если говорить об академической структуре, сюда входили три большие академии: Российская академия наук, Российская академия медицинских наук и Российская академия сельскохозяйственных наук. После реформы РАН в 2013 году все институты академии были объединены в одну структуру – Федеральное агентство научных организаций, позднее эта структура была подчинена министерству науки и образования РФ. Сейчас большинство научных организаций России подчинены министерству науки и образования. Это большое количество институтов, классические вузы, университеты, академии. 

В Дагестане шесть высших учебных заведений, где в той или иной степени занимаются наукой. Но основной костяк науки и ученых сосредоточен в Дагестанском федеральном исследовательском центре РАН и в классическом университете. При этом вузы – основные поставщики кадров в исследовательский центр. Не спорю, многие сотрудники академических институтов одновременно преподают и в университетах. Ранее Правительством Российской Федерации было запущено несколько программ, которые были призваны объединить вузовский и академический научный потенциал, сблизить их. В результате многие ученые преподают в вузах. Вклад центра в науку региона существенный, так как наша основная задача – это наука, а в вузах – преподавание. 

- Из этого можно сделать вывод, что фундаментальная наука в основном сконцентрирована в исследовательском центре? 

- Да, согласен, основной научный потенциал сосредоточен в Научных центрах. 

- Какое значение, какую пользу наука Дагестанского федерального исследовательского центра РАН приносит нашему региону? 

- В Дагестанском федеральном исследовательском центре РАН есть четыре института, которые занимаются гуманитарной наукой. Например, Институт языка, литературы и искусства изучает дагестанские языки, литературу, культуру, искусство. Все, что мы знаем об этих направлениях в Дагестане, в основном, знаем благодаря сотрудникам наших институтов. Вот очевидная польза. Также дагестанцы очень любят свою историю, свой край. Поставщики знаний о нашем крае – это сотрудники Института истории, археологии и этнографии ДФИЦ РАН. Знания нужны, ценны, и без них в современном мире никуда двигаться невозможно. Дагестан – очень разнообразный регион, у нас есть море, горы, пустыни, много других природных ресурсов. Изучением наших природных богатств занимаются три института – Прикаспийский институт биологических ресурсов, Горно-ботанический сад и Институт геологии. Институт физики занимается фундаментальной наукой, их разработки составляют костяк фундаментальных научных результатов нашей республики. Они котируются во всем мире. Институт физики по научным показателям опережает все остальные научные структуры юга России. Наличие такого института формирует вокруг себя среду, среда очень важна, чтобы люди знали, понимали, что есть высокообразованные, квалифицированные люди. Институт социально-экономических исследований был специально создан для исследования процессов развития экономики Дагестана. В советские годы этот институт вносил существенный вклад в разработку планов экономического развития Дагестана. В современных условиях экономисты изучают рыночные процессы, происходящие в регионе. Их результаты можно смело использовать при планировании, разработке стратегии республики. 

- Каковы отношения сейчас между властью и наукой? 

- Многие научные организации недопонимают, какова научно-техническая политика власти. Объявлено много полезных программ, но на деле все происходит совсем по-другому. Либо многие программы до конца не выполняются. Потом объявляется другая программа, которая частично перекликается с действующей программой и дальше наблюдается некий хаос в планировании научных исследований. Многие программы не согласованы между собой. Здесь мы видим, что государство плохо консультируется с научным сообществом в разработке научно-технической политики. Это сказывается и на аспирантуре, и на диссертационных советах, и на работе научных фондов. Правительство или отдельно взятые чиновники самовольно и без серьезного консультирования с научным сообществом принимали очень важные решения, которые приводят к напряжению в обществе и фрагментации научного сообщества. Один из таких примеров – решение о предоставлении отдельным организациям права присваивать ученую степень. Никто в России целенаправленно этого права не добивался. Это было решение менеджеров, которые управляют наукой. К управлению наукой, к выработке важных решений надо привлекать самих научных работников. К сожалению, этого не происходит. 

- В представлении обывателя наука, особенно гуманитарная, не является чем-то первостепенным, и не каждый понимает, зачем на науку тратить государственные деньги. Сталкивались ли Вы когда-то с такой позицией и как бы Вы ответили скептикам?

- Посмотрим на культурную и познавательную составляющую гуманитарной науки. Кто будет изучать наши языки, если не мы? Другим наши языки практически не нужны. Если мы хотим иметь свою культуру, развивать языки и традиции, этими вопросами надо заниматься, изучать. Если человек говорит, что языки и традиции нам не нужны, то с ним спорить не о чем. Должны мы знать историю своего края? Должны. Дагестан чрезвычайно богат различными историческими и археологическими памятниками, их надо изучать. История Дагестана уходит вглубь веков. Ученые Института истории, археологии и этнографии провели в этом направлении огромную работу. Их вклад в изучение истории Дагестана неоценим! Обратите внимание на современные процессы, которые происходят. Напряжение в обществе нарастает. Что здесь происходит? Все процессы, происходящие в обществе, надо изучать, а потом на основе рекомендаций ученых проводить политику. А ученых, которые занимаются именно изучением такого рода вопросов, не привлекают к выработке общей и социальной политики государства. Такие изменения в обществе должны быть предсказаны и изучены специалистами, выработаны рекомендации. Государство не может навязывать научно-техническую политику, эта научно-техническая политика должна вырабатываться специалистами. А потом должны следовать разработанной вместе стратегии. Сейчас все ровно наоборот! Эту пирамиду надо перевернуть.  

- В связи с пандемией коронавируса поменялся ли как-то круг научных интересов в ДФИЦ РАН или в других российских институтах и исследовательских центрах? Можно ли спрогнозировать, что после эпидемии будут интенсивнее развиваться медицинские, естественные науки, фармацевтика? 

- Очень важный вопрос. Пандемия коронавируса повлияла на очень многие аспекты нашей жизни, в том числе и на науку. Я думаю, что после пандемии жизнь изменится. Это сильно повлияет на медицину, на фармацевтику, на химию, на физику. Создание вакцины против COVID-19 показало, что у России есть большой научный потенциал. Если его правильно использовать, российская наука может дать ответ на любой вызов. Это понимание пришло, на мой взгляд, довольно поздно, и возможно с этим связано, что 2021 год объявлен Годом науки и технологий РФ. Кстати, сегодня официальное его открытие. С наукой надо обращаться осторожно, аккуратно, ее надо развивать и поддерживать, и только тогда от науки можно ожидать результаты. Современная наука – это удовольствие дорогостоящее и высокотехнологичное, в науку надо вкладываться. И давно известно, что, если затраты на науку в стране меньше чем 1,6% от ВВП, то наука в этой стране начинает деградировать. В Российской Федерации на эти цели выделяется примерно 1%. И очевидно, что у нас деградация продолжается. Средства есть, но они распыляются по разным программам, эффективность которых никто не анализирует. 

- Не могу не затронуть этот вопрос. К сожалению, многие наиболее перспективные ученые уезжают далеко за пределы России. Из Дагестана уезжают в Москву или в другие города, почему так происходит? 

- Государство должно выступать заказчиком, обеспечить минимум необходимых условий, чтобы самые высококвалифицированные кадры не уходили за границу. Если один ученый уехал, это не просто одна единица, мы потеряли самого умного, самого квалифицированного специалиста, в подготовку которого государство вложило много средств. Подготовка одного высококвалифицированного специалиста – это дорогое удовольствие. Мы их готовим, а потом просто так дарим западу, весьма агрессивно проводящему свою политику в отношении России. Необходимо создание нормальных рабочих условий, жилищных условий, возможностей профессионального роста в России. Самая большая проблема у ученых – это устаревшая материально-техническая база, невозможность заниматься наукой на высоком мировом уровне по многим направлениям. Если проанализировать ситуацию, ни один ученый не уезжает за границу, чтобы разбогатеть. Он уезжает туда с одной целью – работать. Почему бы не дать самым высококвалифицированным специалистам возможность работать здесь. Отдача многократно превосходит все затраты. В России происходит депопуляция самой высококвалифицированной прослойки общества. Она заменяется выходцами из Азии и других стран, у которых квалификация существенно ниже. Сколько обсуждался этот вопрос, а воз и ныне там! И, к сожалению, в последние годы этот процесс снова усилился. 

- Нынешняя научная политика может предотвратить такой поток? 

- Нынешняя политика не может предотвратить такой поток. Для этого надо переориентировать все научные проекты. Кто хочет понять, что такое нацпроект «Наука», может посмотреть задачи и выделенные суммы. Целей и задач, которые объявлены в проекте, заложенными финансовыми средствами достичь невозможно. Тем не менее, никто об этом не говорит, программа действует, пытаемся создавать научно-образовательные центры, обновить материально-техническую базу. Одновременно с этим запускается другая федеральная программа – «Программа стратегического академического лидерства». Цели и задачи этих программ перекликаются между собой. Какое там будет распределение и где проходят границы, пока никто не знает. Этот организационный хаос создает массу проблем. Между тем, на эти оба проекта выделены огромные средства. Эти средства, на мой взгляд, расходуются совершенно неэффективно. 

- Что сегодня самое главное для ученого? 

- Самое главное для ученого – это возможность заниматься своим любимым делом. Для этого должны быть созданы условия. Также хочется, чтоб был престиж науки, государство должно поменять свою научно-техническую политику. Если престижа науки нет, то и люди в науку идут неохотно. Здесь хотелось бы добавить, что Дагестанский федеральный исследовательский центр РАН готов взаимодействовать со всеми структурами и органами власти Республики Дагестан. Там, где мы можем помочь республике, мы готовы сотрудничать!

  • Всего просмотров: 5222

Выборы 2021

ДРУГИЕ НОВОСТИ

РИА «Дагестан»

все

Олимпиада

Подписаться на канал
наверх полная версия сайта
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru