Дагестанский врач – создатель «смеси Саидбегова» рассказал о лечении межпозвонковых грыж

1505
7 минут

МАХАЧКАЛА, 12 апреля – РИА «Дагестан». Джалалудин Саидбегов рассказал о своем методе лечения грыжи межпозвоночного диска (в том числе неоперабельных) и трудностях продвижения своей разработки в СССР и России.

– Джалалудин Гаджиевич, наверное, приятно слышать, что вами разработанный способ лечения назвали вашим именем, и это название – смесь Саидбегова – стало каноническим, общепринятым. Как вы сумели добиться признания вашего метода лечения грыжи межпозвоночного диска?

– Я окончил Дагестанский мединститут, потом учился в Ленинграде. Для меня это была самая лучшая школа. В какой-то момент я решил более углубленно изучать все предметы – анатомию, физиологию, гистологию. В 23 года меня хотели оставить в аспирантуре, но, как всегда, находятся люди, обстоятельства, которые мешают осуществлению планов. И далее, когда я шел к своему методу, каждый шаг я делал, преодолевая сопротивление моих коллег, моих земляков. Сегодня меня часто спрашивают, а кто вам помогал сделать карьеру. Я всегда говорю, наверно дагестанцы, которые ставили мне палки в колеса, именно их противодействие стимулировало меня, заставляло работать упорнее и побеждать.

Всю жизнь мне в моей карьере помогали журналисты: и в Советском Союзе, когда меня критиковали, и пришлось уехать из Советского Союза, и здесь, в Италии. У меня со всеми журналистами всегда прекрасные отношения. Это не потому, что я стараюсь их налаживать, а из-за того, что они видят результаты моего способа лечения.

Мировые ортопеды-хирурги, которые оперируют грыжи диска, поначалу были моими врагами. Не признавали, якобы моя методика – это ерунда, а когда увидели результаты, увидели, что у больных с огромной грыжей, которую надо было, по словам других врачей, срочно оперировать, она исчезает, приходят ко мне, спрашивают, что же вы сделали, что не видно и следов грыжи, нет и послеоперационного рубца. Постепенно ведущие хирурги Италии и других стран Европы стали моими друзьями.

Жаль, что в написанной мною совместно с сыном книге «Если болит спина», изданной на русском языке, нет рецензии. В итальянском и английском варианте добавлено несколько глав, и издатели в неё включили рецензию, в которой хвалят методику, пишут, что её надо распространять. Мне предложили организовать во многих странах школы при университетах. Но я отказался, потому что не смогу постоянно разъезжать из страны в страну, чтобы работать с учениками. И потом, если серьезно не заниматься нашим методом, то лучше за это не браться, лучше не делать этого. Если лечить неправильно, будет больше вреда, чем пользы.

– Почему вы решили издать книгу «Если болит спина», где о своем методе по сути бесплатно рассказываете, масштабируете метод на весь мир. Получается, что им бесплатно пользуются по всему миру, в Италии, в Англии, в России…

– Наша книга «Если болит спина» стала бестселлером по всему миру. Её продают везде: в Канаде, США, Израиле, Финляндии, Эстонии, Казахстане, Туркменистане, Южной Корее. Спонсоры, которые вложили средства в издание книги, предложили мне процент с каждой проданной книги. Я ответил, давайте заключим такой договор, что весь мой процент идет детям, больным онкологией. Я бесконечно люблю маленьких детей, и считаю своим долгом помогать им.

Мне даже удалось вручить свою книгу на итальянском языке Папе Римскому. Это было прямо перед Рождеством, 22 декабря, когда со всего мира гости приезжают в Ватикан. На приеме было всего 8 известных людей из разных стран, которые сидели прямо у сцены, где выступал Папа. Мне объяснили, что вставать не надо, потому что «вы без маски будете, и он без маски», чтобы друг друга не заразить. Я всё равно автоматически привстал, мне неудобно было, ведь он и старше меня, и всемирно известный человек. Моя беседа с ним продлилась почти 10 минут. Говорили о многом – от религии и политики до эпидемии коронавируса и моего способа лечения спины. Он оказался очень интересным собеседником.

– Обращались ли к вам за лечением и помощью представители Ватикана?

– В Ватикане, как врача, меня знают, я многих там лечил, в том числе кардиналов. Как-то давно, много лет назад, мне позвонили из Ватикана и спросили, не мог бы я помочь Папе Павлу II. Он должен наклоняться, когда совершает религиозные обряды, молится, общается с людьми, но он не может этого делать, потому что у него болят колени. Я сказал, что должен его сначала осмотреть. Договорились, что мне позвонят. Не позвонили ни через неделю, ни через 10 дней. У меня сохранился номер, и я сам перезвонил, сказал если понадобится моя помощь, я готов её оказать.

Прошло какое-то время, и я познакомился с личным врачом Папы Римского, он профессор, мы с ним дружим. И он мне сказал, что, когда решали вопрос о том, что же делать с коленным суставом, кто-то из кардиналов предложил обратиться к профессору Саидбегову, который может помочь. А врачи решили между собой, что, во-первых, Саидбегов – не христианская фамилия, а мусульманская, во-вторых, Саидбегов не итальянец, хотя я уже много-много лет гражданин Италии. Поэтому решили обойтись без меня. Роль сыграл роль человеческий фактор. Такое отношение здесь тоже бывает.

Вообще, здесь, в Риме у меня очень много друзей – и итальянцев, и русских, в том числе российский посол при Ватикане Александр Авдеев, бывший ранее министром культуры России. Именно он поднял вопрос о сохранении популяции туров, когда я ему показал, как они массово гибнут в горах Дагестана. Он предложил написать Главе республики Сергею Меликову. Я для Меликова маленький человек, хотя в Италии общаюсь с министрами и президентом страны, лечу премьер-министров и президентов других стран. Но, вы знаете, у нас другая психология: врач – это такой человек, который не очень важен, а главный – именно начальник, как у нас говорят.

– Врачи в Дагестане знают о вашем методе? И когда в Махачкале будет открыта клиника Саидбегова?

– Мой метод знают во всем мире. Но ему нельзя научить всех подряд. Ведь все, к примеру, не могут стать высокопрофессиональными кардио- или нейрохирургами. Не всякий может стать Пикассо и рисовать, как он, и делать всемирно известные вещи. У каждого человека свои способности. Надо отбирать способных людей.

Я читал лекции на эту тему во всех университетах мира. В Первом Московском медицинском университете, в Третьем медико-стоматологическом, в Баку, в университетах Софии, в Вене. Врачи-коллеги проявляют интерес к методу. Я недавно был на всемирном конгрессе в Испании, там предложили открыть Центр. Я говорю, мне уже поздно, возраст не позволяет это делать.

Когда я возвращаюсь домой, в Москву, я прошу, чтобы никому не говорили, что я приехал. У меня квартира во дворе Госдумы. Собираются болеющие, охрана не пускает, но потом все равно на костылях пускают людей. 15-30 человек минимум принимаю каждый день. Депутаты Госдумы видели, что свет в квартире горит, значит, профессор приехал, и из Госдумы приходили лечиться наши земляки, приводили своих родственников, друзей и т.д.

Когда бываю в Дагестане, принимаю 50-60 человек – это минимум. Это продолжается уже 35-40 лет. Никакого отдыха у меня не бывает. Меня буквально разрывают на части, приглашают из разных стран читать лекции, однако в Махачкале, в Дагестанском медицинском университете, на кафедре нервных болезней запрещали сотрудникам и студентам ходить на мои лекции. Я так и не знаю, почему, интересно узнать.    

– Джалалудин Гаджиевич, и всё же, когда будет центр в Махачкале?

– Центр открыть можно, если в этом в этом заинтересовано Министерство здравоохранения Дагестана. Кстати, я встречался с министром спорта и физической культуры республики. Они создают, строят Центр для спортсменов, ведь многие из них, к сожалению, страдают болями в спине. Он меня попросил консультировать, хотя бы во время визитов в Дагестан, и я согласился.

Я никогда и ни у кого не брал ни копейки. За это коллеги меня тоже не очень любят. Мне рассказывают, что из Москвы ездят в Дагестан на заработки. Приезжают на 5-10 дней, принимают людей за большие деньги. Только однажды я сказал, что буду принимать больных за деньги, которые я передам на лечение детей с онкологическими заболеваниями. Несколько дней я проработал и услышал разговоры, что профессор Саидбегов раньше всегда лечил бесплатно, а сейчас тоже за деньги начал работать. Мне было очень обидно. И я сказал, чтобы всю собранную сумму перевели на счёт Детской республиканской клинической больницы, где заведующей отделением онкогематологии является Индира Юнусова, прекрасный врач и человек. После этого я продолжил лечить бесплатно. Сколько дней я находился в Махачкале, столько и принимал больных.

Источники
РИА «Дагестан»

Новости раздела