"

Шанисат Гаджилова: «Основная тема поэзии Махмуда из Кахабросо – любовь»

Фото:
7087
4 минуты
Основная тема поэзии Махмуда из Кахабросо – любовь, отметила в беседе с корреспондентом РИА «Дагестан» научный сотрудник отдела литературы Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра Российской академии наук Шанисат Гаджилова.

«Имя Махмуда из Кахабросо уже давно известно, о жизни и творчестве его сказано, написано так много, что в дагестанском литературоведении сформировалась самостоятельная область – махмудоведение. Творческая личность поэта безмерно интересна, она не перестает привлекать интерес научных исследователей, историков, филологов, культурологов и просто простых людей, понимающих силу слова и умеющих ценить прошлое», – отметила она.

По словам Гаджиловой, еще в свое время Гамзат Цадаса отмечал, что в горах после того, как появились песни Махмуда о Муи, произведения других поэтов начали забываться, эта же мысль прослеживается и в работе Л.И. Жиркова о нем.

«Махмуд из Кахабросо – блестящий поэт, тема его поэзии в основном – тема любви. Нередко Махмуда сравнивают литературоведы с арабским поэтом Кайсом, влюбленным в Лейлу, известным в народе под прозвищем Меджнун (обезумевший). В творчестве Махмуда прослеживается традиционная для мировой лирики тема любви, но его поэзия высоко поэтична, насыщена многочисленными, неповторимо яркими образами, страсть поэта и накал огня выражается через его изысканный стиль и полифоничность языка.

Юноши, ненасытившиеся любовью,
Много слез прольют по моим словам.
Девушки, влюбившиеся в свою пору,
Не перестанут плакать, услышав рассказы обо мне.
Хотя я умру, но оставлю много песен,
Известных всему народу,
Хоть меня похоронят в могиле,
Мое надгробье привлечет влюбленных.

Так писал Махмуд в тот период, когда душа и сердце его были полны отчаяния, когда он в результате жизненных невзгод и неудач понял, что мечты его несбыточны, что главное и основное, к чему он стремился в жизни, от него только отдаляется, когда у него уже не осталось никакой надежды соединить свою судьбу с судьбой Муи», – сказала Шанисат Гаджилова.

Она также отметила, что Махмуд был человеком неординарной судьбы, он многое сделал для того, чтобы быть наравне со всеми. Он с детства начал работать над собой, над тем, чтобы стать человеком уважаемым, достойным, он получил прекрасное образование, пройдя поэтапные курсы дагестанского медресе в свое время. Он хотел и мог стать священнослужителем (и работал им некоторое время), он владел хорошими знаниями арабского языка, литературы и всех религиозных наук, которые изучались в его время.

Но Махмуд по своей натуре был человеком, не умеющим терпеть однообразие в жизни, он не обладал спокойствием, солидностью, был человеком шумным, подвижным. Такой не всегда постоянный темперамент поэта обостряли и определенные жизненные обстоятельства, которые ввергали его в необычные жизненные водовороты. Это и его семейная жизнь, которая не сложилась ни с Рабият, ни с Жамилат, это и любовь всей его жизни к Муи.

Образ Муи в творчестве Махмуда вырисовывается как самый яркий, который ведет его по негладкой, каменистой тропе его жизни, но он любит эту тропу. Достаточно здесь вспомнить поэму «Мариам», которую Махмуд написал, будучи вдали от родины, где была возможность забыть о своей возлюбленной, но он в душе, как это видно, продолжал быть наедине со своими чувствами, которые не приносили ему счастья, но все же и расстаться с ними он тоже не хотел. Более того, в творческом наследии есть пятнадцать произведений-посланий, в которых мотив неразделенной любви, тоски по любимой, страсти к ней, желание получить от нее хоть какую-нибудь весточку, стремление найти что-нибудь, что напоминало бы ему о любимой, проходит красной нитью, основным лейтмотивом.

Действительно, много написано о Махмуде, о его любви, о его поэзии, но мало сказано о его покаянии, ведь оно тоже там, где его любовь, оно имеет место быть и в его творчестве. Здесь достаточно вспомнить несколько строк, чтобы сказать, что Махмуд был действительно человеком богатой духовной культуры.

«Любовь, которая отдаляла его от своей профессии, от мечети, и может быть, от духовного стремления к наивысшему, с точки зрения ислама, именно она стала причиной его покаяния, его внутреннего стремления, желания быть тем, кем ему хотелось бы быть», – заключила собеседница.

Новости раздела